О Елене

Она появилась на сцене, когда музыкально-поэтическая культура переживала не самые легкие времена. Начало 90-х — слово вроде только вырвалось на свободу, как было тут же вновь заковано в цепи. Только теперь это были не тяжелые ржавые кандалы, а изящная золотая цепочка. Слову надлежало веселить, развлекать и расслаблять утомленные народные массы. И как следствие — служить мамоне, а не Богу. Новых утех пожелал вдруг ставший чересчур просвещенным мир.​​

И вдруг – Голос. Мощь, сила и уникальность которого не оставляли шансов усомниться в его подлинности и способности повести за собой.​

Жанровую природу песни Елены Фроловой до сих пор обозначить трудно, равно, как пока не представляется выполнимой задача внятно вписать ее творчество в современный литературно-музыкальный контекст. ​В 90-х авторскую песню (из которой вышла Елена Фролова) ударило о борт времени перемен, расколов на два лагеря. Один не захотел расставаться с духом романтики походов в горы и ностальгией по «тому времени, когда…». Слушатель этой песни, по-прежнему, «едет за туманом и за запахом тайги», невзирая на XXI век за окном, в котором туманы все чаще носят характер экологической катастрофы.

​Второй же, облегченно вздохнув, расставил на книжных полках томики хорошей поэзии, ушел в камерные залы и взял курс на элитарность. Потом договорились называть это «поэтической песней». Официальной пропиской Фроловой пока остается эта самая «поэтическая песня», хотя в реальности индивидуальность давно вырвалась за ее пределы. Слишком много ипостасей оказалось у Фроловой (певица, поэт, композитор, аранжировщик), чтобы втиснуться в какую-то одну точную формулировку. Да и не сказать, что жанр каким-то особым, специальным образом содействовал становлению Фроловой, чтобы быть пожизненно к нему привязанным. Помогли скорее отдельные личности. Для Елены это Вера Евушкина и Елена Камбурова. По словам самой Фроловой, не окажись вовремя рядом Евушкиной, ее творческую и жизненную историю могло увести к совсем иным горизонтам. Это сложно представить, потому что вряд ли тот внутренний камертон, который есть у Елены Фроловой, позволил бы ей отклониться от «курса». Впрочем, судьбоносная роль встреч в нашей жизни неоспорима.​

Но по большому счету, всем, чего певица Елена Фролова достигла на сегодняшний день, она обязана одному единственному человеку — самой себе. Ее путь скорее интуитивен, чем подчинен трезвому расчету, а именно это и явилось природой гармоничного существования на сцене.​ Она сама избирает авторов, на стихи которых пишет музыку. Авторов не по моде (он, де, был запрещен, а мы его сейчас на свет белый вытянем), а по отклику в собственном сердце. Степень проживания и переживания чужой поэзии, как своей личной судьбы, особенно заметна в песнях на стихи поэтов Серебряного века и доведена до точки кипения в альбоме «Хвалынь-Колывань» с цветаевскими текстами.

Она смело выбирает героев и образы для собственных стихов, не боясь спугнуть зрителя и не заискивая перед ним. Чего стоит цикл песен о юродивых и блаженных («Блаженная Ксения Петербуржская», «Евфросинья-дура», «Дивеевские Ивановны», «Домна Карповна», «Любушка Рязанская», «Бежит слезинка по лицу» и др.). ​В нашем прагматичном, материальном мире подобное называют странностью. Фролова идет от противного, демонстрируя своим творчеством, что именно эта странность и есть настоящее, что тот странный мир, о котором она говорит, правдивее, гармоничнее и красивее, чем расчерченная под линейку реальность.​

Ее голосу подвластно все: от русского духовного стиха до португальского фадо и греческого зимбекико. И дело тут вовсе не в мастерстве и профессионализме, коих, бесспорно, не отнять, а в глубоко личном отношении к материалу. ​Будучи большим меломаном, она внимательно прислушивается к музыке, звучащей в разных уголках планеты, непременно отыскивая созвучное своей душе. Фролова может подчинить себе любой жанр и стиль, чего не скажешь о ее песне, которая в чужие руки не дается.

Песня Фроловой – барышня с характером. Ее неоднократно пытались приручить другие исполнители, мало кому это удавалось. Как правило, на первых аккордах песня вежливо удалялась. В песне Фроловой главное не искусный перебор гитарных струн и следование авторским интонациям и паузам, а ощущение того, что стоит за произнесенным, пропетым словом и почему оно спето так, а не иначе. Это чувство есть у Елены Камбуровой. Именно ей всегда удавалось «договориться» с этой маленькой, но гордой птицей, да и то с маленькой оговоркой – это была уже не песня Фроловой, это была уже песня Камбуровой. Но, тем не менее, она никогда не выпускала из нее тот воздух, который вдохнул автор при рождении.

​«Несговорчивому» характеру этой музыки есть простое объяснение. Песня Фроловой – это ее дыхание, ритм ее сердца. Только ее, и никого иного. Для самой певицы – песня еще и ее свобода, дающая какое-то особое понимание и ощущение этого мира и своего места в нем. Не карьера, не честолюбивое стремление «оставить след в истории», а единственно возможная форма существования на Земле.​

В одном интервью Фролова говорит, что она всегда идет на ощупь. Можно добавить, что часто она идет напролом, круша стереотипы, штампы и условности, уверенно неся открытую авторскую позицию. Когда-то она (авторская позиция) была жестче и острее, сегодня – мягче, мудрее и терпимее к угловатости мира. И без доли страха быть непринятой и непонятой несущимся в бездну временем.​Пресса назвала ее культовой певицей в молодежной среде. Спорное определение. Вряд ли отношения Елены Фроловой со своим зрителем лежат в традиционной системе координат «кумиры и поклонники». Здесь публика со-участник, со-беседник, а не пассивный наблюдатель. После ее концертов люди идут читать книги, а не расслабляться в баре, ищут объяснение и толкование услышанному. Ждут следующего выступления не просто ради очередной встречи с любимой певицей, а еще и для того, чтобы услышать что-то в продолжение сказанному ранее слову.​

А уж кто-кто, а Фролова умет давать взыскательной публике пищу для ума и сердца. Вот она выходит на сцену в длинном черном платье и… босиком. Зритель терзается метафорой – то ли греческая богиня, то ли юродивая. Вот она берет в руки гусли – зрительское ухо приноравливается к непривычному звуку и пониманию забытой традиции русского песнопения. Вот она поет песни на стихи Вениамина Блаженного – зал не дышит. Слишком уж обнаженной и по-детски беззащитной выглядит его поэзия в наших реалиях.

​На первый взгляд, не менее обнаженным и ранимым выглядит и творчество Елены Фроловой в условиях огрубевшего и опошлившегося художественного мира. Однако, посвященный зритель спокоен. Как бы ни развивались события дальше, этой песне всегда найдется уголок и внимательный слушатель, потому что, прикоснувшись один раз к настоящему, отвернуться от него здравомыслящий человек не сможет.




Биография

Родилась в г. Риге (Латвия).
Песни сочиняет с 12 лет.
С 15 лет выступает на различных сценических площадках.
Лауреат множества фестивалей авторской песни, в том числе, Второго всесоюзного фестиваля в Таллине 1988 года в номинациях «Лучший исполнитель» и «Автор музыки».
С 1988 года выступает в составе авторского дуэта «ВерЛен» вместе с Верой Евушкиной.
С 1989 года — актриса Московского Театра Музыки и Поэзии под руководством Елены Камбуровой.
Лауреат премии им. Веры Матвеевой в 1993 году, учрежденной российским Гуманитарным фондом культуры.
Один из основателей и активный участник творческого союза «АЗиЯ» с 1993 года.
Член Союза литераторов России.

В качестве члена жюри участвовала в различных фестивалях авторской песни, в том числе в международном фестивале им. В. Грушина и международном фестивале «Петербургский аккорд».
С 1991 года гастролирует с сольными концертами. С программами на стихи поэтов ХХ века певица побывала во многих города России, а также в Белоруссии, Украине, Латвии, Эстонии, Литве, Германии, Италии, Франции, Израиле, Мексике, Испании, Греции, Аргентине, Финляндии.
В 1996 году Елена освоила новый инструмент – гусли, с ними в ее репертуар вошли русский духовный стих и русская народная песня.
Участвовала в фестивалях Мировой музыки (“World music”) во Франции и Бельгии, неоднократно выступала на фестивале искусств «Наксос» (о. Наксос, Греция)..

В декабре 2003 г. в молодежном культурном центре Берна (Швейцария) и в Центре культуры народов мира (Maison des Cultures du Monde) в Париже прошли презентации сольного альбома Елены Фроловой «Zerkalo», записанного французской студией «L’empreinte digitale» (Марсель).
Певица принимала участие в конгрессе «Исторический опыт советского коммунистического тоталитаризма: противостояние ГУЛАГу» в Милане (9 -11 декабря 2003 г.) с программой на стихи Варлама Шаламова и Анны Барковой.
С программой на стихи В. Шаламова выступала на семинаре «Живая история», проходившем в мемориальном музее В. Т. Шаламова, в рамках программы «Дни Швейцарии в Вологде».
В марте 2004 года представляла Россию на Первом международном фестивале «Дивы Евразии» в Москве с программой русских народных песен и русского духовного стиха.

Последние несколько лет гастролирует в составе трио «Трилогия» совместно с Юлией Зиганшиной и Эльмирой Галеевой. Участник бардовского ансамбля «Песни нашего века» с 2005 г. Выступает с Оркестром Креольского танго.
В Театре Музыки и Поэзии под руководством Елены Камбуровой Елена Фролова выступает не только с сольными концертами, но и проводит вечера в соавторстве с другими музыкантами, поэтами, исполнителями. Николай Якимов, Александр Деревягин, Татьяна Алёшина, Андрей Крамаренко, Манана Менабде, Светлана Ефимова, Alizbar, Александр Петров, Дмитрий Строцев, Елена Крюкова в разное время принимали участие в программах Елены Фроловой.

Елена Фролова написала и исполнила музыкальное сопровождение к фильму «Легенда о леди Годиве» (реж. И. Кудюкова, 2004). В анимационном фильме «Моя любовь» (реж. Александр Петров, 2006), номинировавшегося на Премию «Оскар» в 2008 г., она исполнила романс «На заре ты её не буди». В картине «Географ глобус пропил» (реж. А. Велединский, 2013), снискавшей главный приз «Кинотавра» и множество наград на других кинофорумах, звучит русская народная песня «Летел голубь» в исполнении Елены Фроловой.
В 2007 г. в издательстве «Вита-Нова» вышла книга стихов Елены Фроловой «Песня для Эвридики».

В 2012 г. немецкие режиссеры Ирина Рёриг и Аксель Брандт выпустили документальный фильм о Елене Фроловой «Три героини в поисках Родины». 6 декабря 2013 г. в старейшем московском кинотеатре «Художественный» на фестиваля документального кино «Артдокфест» состоялась премьера картины «Три героини в поисках Родины».

В ноябре 2013 г. Елена Фролова посетила Тайбэйский Поэтический фестиваль в провинции Тайвань (КНР). Ради Елены Фроловой продюсеры внесли изменения в регламент фестиваля и певица из России стала единственным иностранным гостем национального тайваньского поэтического форума.

В 2014 г. Елена Фролова организовала творческую лабораторию Гусли Мира, силами которой ежегодно в Суздале проводится одноименный фестиваль. Гусли Мира — это концерты, выставки, мастер-классы и лекции. Идею творческой лаборатории и фестиваля поддержали музыкант Сергей Старостин и меценат Владимир Мартынов.